Кирилл Сарапкин: «Вернулся, чтобы развивать родное Приамурье»

Амурчанин закончил ведущий московский вуз, поработал в космическом центре имени Хруничева и вернулся на малую Родину

"Бауманка", работа в космическом центре имени Хруничева и возвращение на малую Родину — вопреки сложившейся тенденции, молодой амурчанин Кирилл Сарапкин вернулся развивать производство в Приамурье, променяв жизнь в столице на должность инженера на строящемся маслоэкстракционном заводе в Белогорске. Спустя четыре года, 28-летний Кирилл Сарапкин возглавил управляющую компанию "Амурагрокомплекса" — одного из крупнейших сельскохозяйственных предприятий региона. 

— Насколько сложно было поступить в МГТУ имени Н. Э. Баумана? 

— Очень сложно. Я, можно сказать, в последний вагон заскочил — по баллам был буквально третий человек с конца. И из всех студентов я был тем, кто приехал из самого дальнего края. Еще учился парень с Омска, а остальные были из Москвы и ближайших к столице регионов. И подготовка у ребят была очень хорошая. Я перед поступлением занимался с репетиторами, но поступив на первый курс, понял, что очень сильно проигрываю. Но надо сказать, что многие из тех ребят, кто смог поступить, — выпускники лицеев: они учились либо при этом вузе, либо при других вузах. Мне хватило мозгов поступить и зацепиться, а дальше просто надо было работать. 

— Что повлияло на выбор профессии и вуза? 

— Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана — все-таки это один из ведущих технических вузов в стране. Там очень много направлений: и ракетостроение, и биомеханика, и проектировщики. Причем он выпускает специалистов, которые идут потом скорее не в науку, а в производство. Ну и богатая история! Я поступил на факультет энергомашиностроения. В первую очередь потому, что эти специалисты нужны во всех сферах и городах. Ну, и я никогда не был склонен к изучению IT-технологий, никогда не хотел быть химико-биологом, поэтому выбор пал на машиностроение. Ну, и я уже инженер в третьем поколении. Дед преподавал механизацию. Отец закончил ДальГАУ, изучал механизацию, потом на стройке работал. Потом уже начал заниматься предпринимательской деятельностью. Видимо, и я недалеко от этого ушел. Ну, и экономику и финансы можно всегда изучить, этому можно и в 30, и в 40 лет начать учиться. А вот учиться инженерной специальности в 40 лет, думаю, будет намного сложнее. В университете было, конечно, тяжело. И я много раз задавался вопросом зачем мне все это надо — эти страшные формулы. 

На последних двух курсах у нас начался специалитет, нужно было готовиться к диплому. Я решил заняться практикой и пошел работать в космический научно-производственном центр имени Хруничева, который входит в структуру Роскосмоса. Это центр, который разработал ракету-носитель "Союз", разрабатывает "Протон". Я пошел работать по специальности — в отдел теплозащиты. И мы сразу сели за первый проект — готовили европейский спутник к запуску на российской ракете. Наша задача была рассчитать тепловые нагрузки на аппарат при выведении его на орбиту, спроектировать тепловую защиту. В течение 2014 года мы этим занимались. В 2016 году я закончил вуз, отработал еще полгодика и решил вернуться в Амурскую область.

2180966.jpg

— Почему? Можно было бы остаться в Москве, тем более работа была.

— Да, работа была интересная, можно было остаться, согласен. Но я понимал, что мое обучение было чем-то вроде целевого направления. Понимал, что отец хотел, чтобы я вернулся. И интересно было заняться работой на производстве, изучить производственные цепочки. Тем более у нас в области запускался этот грандиозный проект в Белогорске — Амурский маслоэкстракционный завод. Я приехал в 2016 году, и еще год шла стройка. Я как раз застал ее завершение. Там-то и началось самое интересное. 

— С какой должности начинали? 

— Я пришел в производственно-технический отдел инженером. То есть начинал по своей специальности. Первыми задачами было — сделать расчеты по строительству, связанные с теплопотерями. Грубо говоря, строим цех и нужно посчитать, как устроить отопление, чтобы людям холодно не было. Плюс внутренние проекты. Полгода я занимался такими простыми задачами, адаптировался. Потом мне дали несложный проект — построить небольшое отделение. И через год — мой первый крупный проект. В конце 2017 и в течение 2018 года мы строили цех по производству муки и склад. Дополнительно ставили оборудование для цеха рафинации, чтобы увеличить его производительность.

То есть сначала я получал строительный опыт. Потом, когда появилось понимание, как работает вся эта большая машина маслоэкстракционного завода, мы занялись работой над эффективностью. Разрабатывали идею бережливого производства, эффективного использования ресурсов. И начались обучения, приглашали специалистов, чтобы они нас "накачивали" новыми идеями. В том числе к нам приезжали специалисты Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике. Около двух лет у нас примерно раз в квартал проходили лекции и практические занятия от АРЧК. 

— Что дало такое сотрудничество? 

— На практических занятиях с АРЧК мы учились решать конкретные задачи, учились смотреть на проблему с разных сторон. Учились работать коллективно над решением проблем. Обычно как бывает? Есть несколько департаментов и каждый отвечает за свой участок работы. Но результат-то будет один на всех. Поэтому главное, чему мы учились — командной работе. В наше время это самое важное. Все понимают, что такое эффективность, но добиваться ее всем вместе — это сложно. У каждого отдела есть свои задачи, и очень сложно собрать всех в одну большую команду, чтобы каждый проникся общей целью и был вовлечен в решение. И я считаю, что это был очень хороший опыт. Мы на основе небольших проектов разрабатывали идеи сплочения, занимались созданием команды.

— Сейчас вы осваиваете новый фронт работы? 

— Да. Я в Белогорске прожил четыре года. Мы закончили пуско-наладку комбикормового цеха на МЭЗ, и я понемногу начал вовлекаться в работу "Амурагрокомплекса". Как раз прошла небольшая реформа на предприятии, была создана управляющая компания "Амурагрокомплекса". Ее задача — обеспечить сельхозпроизводителей всем необходимым. Компания курирует инженерную службу, логистику, сбыт, снабжение, строительство, бухгалтерию. И мне предложили ее возглавить. Сначала было страшно, я думал: давайте я лучше буду дальше строить, мне и тут хорошо. Но потом взвесил все, познакомился с людьми и решил брать быка за рога. Сейчас мы проходим первый сельскохозяйственный сезон в таком формате. Тяжело. У нас 8 производственных участков по области, которые обрабатывают 100 тысяч гектаров. Численность работников — порядка 700 человек. Очень крупная машина. Мы сейчас выстраиваем систему работы. Надеюсь, в этом году мы закончим разработку программного обеспечения, которое будет аккумулировать все производственные и технические характеристики всех участков, и к которой будут иметь доступ все сотрудники. Это необходимо, чтобы все департаменты видели свою жизнь насквозь, и чтобы можно было быстро получать данные и анализировать свою работу. Сейчас программу мы тестируем на двух участках. К следующей посевной нам надо уже ее внедрить, обучить людей. 

— Как ваши сотрудники относятся к тому, что у них такой молодой руководитель? 

— Хороший вопрос. И мне тяжело на него ответить. Я пока еще учусь психологической части работы руководителя: нужно правильно настраивать людей, уметь всех выслушать, объединить команду. Здесь мне пока сложно дать ответ. Но мы все понимаем, что цель у нас одна и мы должны к ней прийти. А то, что я молод… Может быть отсутствие опыта — это не очень хорошо, но он появится, и довольно быстро. Я надеюсь, что это не станет краеугольным камнем в работе нашей команды. Главное — чтобы команда существовала, чтобы люди понимали, что мы можем друг другу доверять, можем вместе решать какие-то вопросы. А если мы все это можем сделать, то все будет хорошо. 

— Как на взгляд молодого профессионала, вернувшегося на Дальний Восток, чтобы развивать малую Родину, можно остановить отток молодёжи из региона? 

— В первую очередь люди едут туда, где они могут заработать. Поэтому мы должны развивать здесь на Дальнем Востоке трудовой рынок. Ипотеку под 2% нам, молодым, Правительство уже предоставило, и жилье купить сейчас проще, чем раньше — но теперь нужно найти, где заработать деньги. И в этом смысле для молодых людей важно выбрать профессиональную карьеру, верную дорогу, востребованную специальность. В регионе открываются новые направления обучения — к примеру, в 2019 году для нашего маслоэкстракционного завода "Амурский" на базе Амурского колледжа сервиса и торговли была открыта специальность "Мастер контрольно-измерительных приборов и автоматики" — к слову, при содействии АРЧК. Наше предприятие сейчас запускает на Белогорском участке пилотный проект строительства жилья для молодых специалистов. Я думаю, если у людей будет работа, жилье, социальная инфраструктура, если их будут окружать красивые общественные пространства, то почему бы не жить здесь? Сложность в том, чтобы собрать все это вместе. Проблема решается только в комплексе. 

Сельское хозяйство и пищевая промышленность — одна из ключевых отраслей экономики Дальнего Востока. По данным Аналитического центра АРЧК, рост количества занятых в этой сфере в перспективе до 2026 года ожидается на уровне 10% — 15%. Среди востребованных профессий в отрасли — аппаратчик элеваторного, мукомольного, крупяного и комбикормового производства, агроном, животновод, зоотехник, техник-технолог. Вакансии сельскохозяйственных предприятий Амурской области представлены на портале АРЧК "Работа на Дальнем Востоке".