Интервью Валентина Тимакова для РБК

08/12/2016
Интервью Валентина Тимакова для РБК

Что могут решить кадры в инвестпроектах региона и где их искать, в интервью РБК+ рассказал глава Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке Валентин Тимаков.
— Если посмотреть на задачи Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (АРЧК ДВ), то по функциям оно очень похоже на обычное кадровое агентство, только очень большое.

?— Любое кадровое агентство — это все-таки моноуслуга: продать как можно больше кандидатов работодателю за деньги. Все, что не работает на прибыль, отсекается. Мы изначально сопровождаем работодателей по принципу «одного окна». Вот вы приходите как работодатель, говорите: нам нужны люди и еще обзор зарплат, консультации по трудовому праву, а еще хочется узнать, какие вузы готовят людей, которые мне нужны. И эти задачи по силам агентству. Кроме того, мы работаем не локально, мы имеем возможность заниматься привлечением кадров для Дальнего Востока на территории всей страны. Можем привлекать кандидатов из трудоизбыточных регионов, из моногородов и предлагать им работу на Дальнем Востоке. А для привлечения людей используем государственные, федеральные и региональные меры поддержки. На нашем сайте выложен их перечень, около 100 позиций. Их можно структурировать по различным направлениям, по географии, по тематике и адресатам.

— То есть коммерческие кадровые агентства вам не конкуренты?

— Мы хотели бы привлекать их как соратников. На самом деле оказалось, что более чем из 500 кадровых агентств, которые аккредитованы на портале Минтруда, лишь два имеют головные офисы на Дальнем Востоке. Но это же треть территории России! Поэтому мы хотим вырастить кадровые агентства, которые бы нам помогали. А как же иначе мы наберем десятки тысяч людей для обеспечения кадрами новых предприятий Дальнего Востока?

В октябре мы провели аккредитацию кадровых агентств, готовых работать на Дальнем Востоке. Потом последовал месяц активных переговоров. Теперь мы рассчитываем, что в середине января 2017 года у нас будет уже десять агентств, которые станут оказывать услуги работодателям на Дальнем Востоке и зарабатывать на этом.

— На что может рассчитывать работодатель, обратившись в АРЧК ДВ?

— Мы — государственная структура и выполняем государственную задачу по обеспечению Дальнего Востока кадрами. У нас должны быть типовые решения для всех, они должны вписываться в нашу уставную деятельность и при этом быть востребованы работодателями.

Так появились пять наших типовых решений. Первое — подбор уникальных специалистов. Что такое уникальный специалист? Ну, например, дефектоскопист для судостроительной отрасли. Даже в масштабах региона это штучные вакансии. Дальше — массовые профессии, где уже идет массовый набор. Третье — организация краткосрочных программ обучения под потребности работодателя. Четвертое — работа с вузами и колледжами, которые должны готовить кадры, отвечающие требованиям работодателей, совместно формировать контрольные цифры приема в вузы с учетом потребностей экономики региона, формировать учебные программы. И пятое — мы организовали службу адаптации поддержки переезжающих на Дальний Восток. Вопрос адаптации — ключевой. Работодатель может привезти людей, но надо еще, чтобы они остались, закрепились, обросли семьями.

Служба адаптации работает и с теми гражданами, которые хотели бы переехать на Дальний Восток, но им надо посоветоваться, спросить у кого-то знающего, как там с погодой, работой, жильем, детскими садами. Наша служба уже приняла свыше 1400 таких обращений граждан.

— Почему вы уверены, что можете предлагать эти решения на хорошем уровне?

— За 14 месяцев, что существует наше агентство, мы достаточно изучили рынок труда Дальнего Востока, познакомились практически со всеми работодателями, которые здесь работают, работаем с более 120 работодателями. Собрали информацию сначала о 300 с лишним инвестиционных проектах, которые реализуются в регионе, потом эта цифра выросла до 500. С уверенностью можем сказать, какие профессии в новых инвестпроектах будут требоваться, люди какой квалификации будут нужны — вплоть до 2021 года. Теперь мы раз в квартал выпускаем «Навигатор востребованных профессий Дальнего Востока», где по каждой из 590 профессий можно посмотреть, какие специалисты нужны, сколько они будут зарабатывать и где можно получить профильное образование.

При этом мы говорим уверенно, что в следующем году появятся 25 тыс. новых рабочих мест. Те предприятия, которые будут искать людей, сейчас вышли на стройплощадки. Когда идет стройка, сначала появляются бетонщики, каменщики, монтажники, крановщики и сварщики. На построенном предприятии появляется спрос на специалистов другой категории. Этот цикл будет повторяться вновь и вновь.

— А какова кадровая ситуация в регионе сейчас?

— Существует дисбаланс на рынке труда, когда есть специалисты, но не той квалификации, которая требуются работодателям. Или специалистов вообще нет, так как в них не было потребности. Это характерно не только для Дальнего Востока. Коммерциализация профессионального образования привела к тому, что в погоне за прибылью колледжи, техникумы, вузы начали выращивать не тех специалистов, на которых предъявляла спрос экономика. Поэтому ряд таких профессий, как юристы и экономисты, составляют ядро незанятого населения в настоящий момент.

На Дальнем Востоке ситуация усугубляется тем, что емкость рынка труда очень ограниченна. Трудоспособного населения здесь, если немного округлить, 3,7 млн человек, 65% от общего числа проживающих. Это, для сравнения, ровно столько, сколько работают на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Но только их рабочие места разбросаны на трети территории страны.

Мы уверены, что надо использовать при трудоустройстве возможности местного рынка труда, здешних жителей. Тем более такие ресурсы точно есть. У нас треть трудоспособного населения на Дальнем Востоке, более миллиона человек, — это занятые в неформальном секторе экономики. Это одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся. Полгода человек на путине, ловит рыбу, следующие полгода работает таксистом. Такие граждане плохо интегрированы в экономику — они не платят налоги, например.

И плохая интеграция не только с этой точки зрения. Мы уже готовимся к Восточному экономическому форуму 2017 года и ищем 250 водителей для работы?с гостями форума. Оказалось, что найти заботящихся о клиенте специалистов, которых уже достаточно много в других регионах России, очень трудно. Компетенции, связанные с сервисоориентированностью, с пониманием нужд клиентов, провисают. Это вызов.

— Как можно решить проблему несовпадения квалификаций выпускников учебных заведений и требований работодателей?

— Понимание рынка дало нам возможность выстраивать диалог с вузами по корректировке контрольных цифр приема, которые они утверждают каждый год. А мы, зная теперь, сколько через пять лет нужно будет, скажем, специалистов по аквакультуре (это одно из направлений, которое будет бурно развиваться), агрономов и технологов пищевой промышленности, химиков, специалистов по логистике, горных инженеров, помогаем учебным заведениям — например, Владивостокскому университету экономики и сервиса, Дальневосточному федеральному университету (ДВФУ)  — и совместно изменяем эти цифры.

В следующем году в рамках отношений с ДВФУ мы уже будем все их программы подстраивать под потребности рынка труда и требования работодателей. Мы намерены полностью дать расклад по трудоустройству всех специалистов, которых они возьмут на учебу в 2017 году.

Рынок труда развивается. В этом году была выявлена потребность работодателей в специальностях среднего профессионального образования, подготовка по которым ранее не осуществлялась образовательными организациями. К примеру, для «Русагро» начнут готовить по таким новым специальностям, как аппаратчик элеваторного, мукомольного, крупяного и комбикормового производства, для Дальневосточного центра судостроения и судоремонта создаются новые программы по подготовке специалистов по техническому регулированию и управлению качеством. Таких примеров уже много.

— А по рабочим специальностям что можете предложить? Обычно на их нехватку и жалуются инвесторы, которые вкладывают в новые производства.

— Мы составили рейтинг колледжей Дальнего Востока с точки зрения качества подготовки, насколько хороши их выпускники в выбранных специальностях. Это мы сделали совместно с WorldSkills Russia. Это международная некоммерческая ассоциация, которая вот уже 65 лет занимается повышением престижа рабочих профессий. И они хорошо знают, как оценивать работу и сварщиков, и электриков, и многих других специалистов. Теперь мы можем точно сказать, какие дальневосточные колледжи готовят наилучшие кадры. Это дает студентам ориентир, а среди учебных заведений повышает конкуренцию.

— У любого человека, который решит переехать сюда из другого региона, будет страх, опасения, вполне естественные, что что-то может пойти не так — и он останется один на один с проблемами.

— Да, нельзя забывать, что люди едут через всю страну. Они должны быть уверены, что их права нарушаться не будут. И агентство выступает омбудсменом для работников — мы, в том числе, поддерживаем выполнение договорных отношений между работодателем и работником. Если какая-то компания обманет работников, не только к ним больше не приедут, репутационно пострадает весь Дальний Восток. И это гораздо страшнее.

Поэтому со всеми работодателями, для кого мы привлекаем людей, у нас есть соглашение: это прозрачная заработная плата, выполнение всех обязательств перед работниками, выполнение условий коллективных договоров. Агентство просто не будет работать с компанией, которая платит в конвертах.

Хочу напомнить, что вступают в силу изменения в Трудовом кодексе, которые позволяют заключать трудовые договоры в электронной форме. Это, не побоюсь такого определения, революционный шаг Минтруда. Почему? Теперь работник может закрепить договор своей подписью дистанционно. А значит, когда он только отправляется на новое место, он уже работник и на него распространяются и льготы, и права, и система оплаты.

— В России с географической мобильностью дела обстоят не очень хорошо. Вы анализировали, какие факторы, помимо зарплаты, важны для тех, кто решился переехать?

— Действительно, в США человек может пять раз за жизнь поменять территорию, на которой он живет и работает. Россияне по сравнению с американцами абсолютные домоседы. Мобильность сдерживается отсутствием арендного рынка жилья. Для наших граждан собственное жилье — это и главная инвестиция, и средство сбережения, и пенсионный фонд. Они от жилья не отрываются. Институт прописки, доступных благ, привязанных к месту регистрации, держит людей. Ну и, конечно, Трудовой кодекс. Он у нас не стимулирует мобильность, к сожалению. Как результат — люди даже в границах одного субъекта Федерации с трудом переезжают.

— А может ли появиться на Дальнем Востоке рынок арендного жилья?

— Особенность арендного жилья — долгий цикл инвестирования, до 20 лет. Инвестор должен быть уверен, что получит свои деньги и прибыль в течение этого срока. Но сегодня горизонт планирования у наших инвесторов гораздо короче. А ситуация на Дальнем Востоке имеет еще одну особенность. Большая часть инвестпроектов находится за пределами крупных городов, таких как Владивосток или Хабаровск. И если вы инвестор и строите дом, но при этом не имеете жестких гарантий, что люди будут жить в этом доме, то есть вы не покроете своих расходов, — это, конечно, серьезное ограничение, риск.

Что тут может сделать агентство? Мы дали предложение в 473-й федеральный закон «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» включить в разрешенные на этих территориях виды деятельности домостроение. Для строителей домов это даст возможность получить набор налоговых льгот, которые помогут удешевить продукцию, дома для граждан. Вот это мы сделали. Снизить риски, снизить стоимость домостроения — это задача ключевая для Дальнего Востока.

— На какие еще факторы, важные для переселенцев, обращает внимание АРЧК ДВ?

— Люди поедут только туда, где будет жилье и хорошие условия труда. Но не только. Важна и инфраструктура — детские сады, школы, больницы, условия для отдыха. Дальневосточного чуда точно не случится, если работодатели и субъекты Федерации, составляющие Дальневосточный федеральный округ, не будут создавать эти условия.

Сейчас происходит много положительных изменений, инициатором которых является Министерство по развитию Дальнего Востока. Вы знаете, что если в среднем по России энерготариф — 3,19 руб. за 1 кВт·ч, то на Дальнем Востоке эта цифра была в некоторых населенных пунктах вдвое и втрое выше. Что это значит? Более высокую стоимость жизни. Казалось бы, средняя заработная плата выше, чем в центральной части России, — 42 тыс. руб. в месяц, по данным статистики, и это почти на 20% выше. Но это преимущество нивелируется за счет стоимости жизни, в том числе — энерготарифов. Так вот, в январе меняется законодательство, и в течение двух-трехлетнего периода стоимость энерготарифа достигнет среднероссийского уровня. Победа? Конечно, победа. 

Подробнее на РБК:
http://www.rbcplus.ru/news/5848871a7a8aa933b677ac43

Похожие новости